В этом интервью мы поговорим с двумя представителями Beetroot, которые стояли у истоков формирования видения компании. Именно они побудили нас переключить внимание с традиционных крупных ИТ-центров в Киеве или Одессе на небольшие города по всей стране.

Существует много причин, чтобы уехать из мегаполиса и начать строить бизнес в маленьком городе — от экономии до меньшей конкуренции, но в нашем случае основополагающим было желание открыть потенциал многих талантливых людей, живущих далеко от шума и суеты столицы. Мы увидели, что, сотрудничая с разработчиками по всей стране, сможем быстро обучить большое количество людей, способных справится с растущими потребностями мировой ИТ-индустрии. Под небольшими городами в данном тексте мы подразумеваем города с населением свыше 200 000, такие, как Полтава, Ивано-Франковск, Краматорск.

Интервью с Уве Поомом менеджером по партнерству и файндрайзером Beetroot Academy, а также с Андреасом Флодстромом, исполнительным директором Beetroot и Beetroot Academy.

Чем занимается Beetroot в небольших городах?

Уве: По-большому счету, мы открываем академии и обучаем людей. Если рассуждать с позиции индивидуума, мы создаем новые профессиональные возможности. Ведь экономика небольших городов нуждается в реновации. Если говорить с позиции глобального рынка, то давайте согласимся, что для модернизации экономики мы должны улучшить квалификацию людей во всех городах — и больших, и маленьких. Современная экономика является цифровой и требует определенных знаний. С помощью Академии мы делаем свой вклад в развитие экономики в небольших городах для перехода в новую эпоху. Мы подстегиваем рынок к изменениям. Я думаю, что с момента открытия в новых городах, мы дали им серьезный импульс к развитию, по крайней мере в сфере ИТ.

Мы создаем пул талантливых специалистов, используя практичное и быстрое образование. Мы, по сути, являемся медиатором между старым и новым, создаем мост между устаревшими институтами высшего образования и динамическими потребностями рынка, между привычным способом ведения дел и трансформирующейся экономикой.

Андреас: Мы стремимся создать новые возможности, развивая региональный рынок ИТ. Это если говорить просто. Но в целом картина довольно-таки запутанная. Если вы подумаете о пирамиде Маслоу, в ней есть основной уровень, верно? Это то, что мы делаем вначале, — даем людям работу и достойные зарплаты, чтобы они могли приобрести все необходимое. Затем мы переходим на новый уровень пирамиды. Мы предоставляем им цель, учим думать о больших вещах, а не просто о зарплате. Сегодня в Украине достаточно легко найти либо очень дорогие, либо очень дешевые вещи — но между ними пропасть. Мы хотим, чтобы люди стремились к созданию среднего класса.

Как отличается ведение бизнеса в небольших городах от мегаполисов?

Уве: Есть три основных аспекта. Первый — это стоимость. Чем дальше от центра, тем дешевле. Второй — это риски. В мегаполисах они значительно выше, поскольку тебе приходится не только начинать свой бизнес, но и бороться с конкуренцией. Третий — это влияние окружения. Работая в напряженной, стремительной атмосфере большого города, компаниям очень тяжело разглядеть, какой след они оставляют. В небольших городах ты сразу видишь результаты своей работы, и это определенно вдохновляет.

Андреас: Прежде всего нужно понимать, что история аутсорса основывается на значительном дисбалансе. Одна и та же работа оценивается по-разному в разных местах. Например, стоимость услуг разработчика в мегаполисе отличается от стоимости тех же услуг в маленьком городе. Мы не притворяемся святыми и не говорим, что не используем это для своей выгоды. Но в то же время, мы пытаемся как-то уменьшить этот дисбаланс. Только представьте, что разработчик из Полтавы достаточно образован и имеет достаточный уровень, чтобы конкурировать с разработчиками из Швеции.  Это открывает новые возможности для людей, шанс изменить свою жизнь и жизнь украинского общества в целом.

Почему мы начали этим заниматься?

Уве: По большей части, мы стремились к сбалансированному развитию страны. Украинский бизнес в большинстве своем сосредоточен в нескольких городах, в то время как другие остаются в тени. Это как замкнутый круг.

Люди уезжают из небольших городов, бюджет этих городов получает меньше налогов, вследствие чего города не могут развиваться и предлагать молодым людям перспективную работу, которая могла бы заставить их остаться. Единственный способ разорвать этот круг — создать привлекательные возможности в маленьких городах.

Андреас: Мы открываем Академии в небольших городах, чтобы помочь развитию этих регионов. У нас специфическое предложение — практические курсы, которые помогут найти работу в ИТ-сфере. Мы выбираем людей не по их навыкам или специализации, но по определенному набору качеств и ценностей, которые, по нашему мнению, делают их более заинтересованными в развитии украинского общества.

Уве: Открывая новую компанию, мы, безусловно, создаем возможности. Но на этом дело не заканчивается. На каждую новую вакансию в ИТ приходится парочка сопутствующих позиций (рекрутеры, маркетологи). В западных странах, такое соотношение равняется приблизительно одной-двум вакансиям на каждую новую вакансию в ИТ. Но в Украине, где разница между зарплатами в ИТ-индустрии и другими сферами до нелепости большая, каждая новая вакансия в ИТ генерирует 3.8 других позиций. Это просто невероятное влияние!

Как это влияет на ИТ-сферу и экономику Украины в целом?

Андреас: Основная цель — это развивать средний класс в Украине. 80% работников ИТ-сферы в Украине работают на внешние рынки, отчего экономика страны остается слабее тех стран, куда поставляются данные услуги. Предлагая новые возможности трудоустройства в рамках международных компаний, мы создаем приток инвестиций. Мы делаем это не только ради вливаний в экономику, а также для того, чтобы изменить мировоззрение людей и научить их ответственности.

Уве: Мы видим, что открытие Академий в небольших городах повлияло на индустрию в целом. Мы не только повышаем уровень образования в сфере ИТ, мы усиливаем конкурентную среду. Мы формируем лояльность к людям из небольших городов. Также мы активно сокращаем гендерное неравенство в этой сфере, поскольку две трети наших студентов — женщины. Мы получаем гранты от разных организаций, благодаря чему можем предоставлять стипендии женщинам, которые хотят получить техническую специальность. Поступая таким образом, мы привлекаем еще 50% населения в ИТ-отрасль и расшатываем патриархальные устои этой индустрии.

С какими трудностями мы столкнулись?

Уве: Молодые люди все еще верят, что заграницей их ждёт более перспективное будущее. Может это так, а может — нет. Но когда так много людей хотят уехать, очень сложно найти студентов в небольших городах. Другая проблема — мировоззрение. Жители больших городов имеют более прогрессивные взгляды. Это прослеживается в их независимости, самоорганизации и готовности нести ответственность. А вот жители маленьких городов часто пассивны и любят перекладывать ответственность на кого-то другого. Это наследие советского периода, когда государство следило за всеми аспектами человеческой жизни, тем самым ограничивая индивидуальную свободу. Мы считаем, что это может изменится в тот момент, когда люди увидят открывающиеся перед ними возможности.

Как это помогает международному бизнесу?

Уве: Я верю, что, создавая новые академии в небольших городах, у нас появляется шанс изменить механизмы функционирования бизнеса. Давайте подумаем об уже существующих моделях. Например, если Google решат открыть новые офисы в Европеб они будут сотрудничать с местными университетами, чтобы обучить людей “под себя”. Этот процесс может продлиться три, четыре, а может и пять лет. У нас схожая концепция — мы обучаем людей под определенные требования, но делаем это значительно быстрее. Клиенты Beetroot могут сотрудничать с Академией, чтобы, скажем, запустить целенаправленный курс и уже через 3-4 месяца получить специалистов, которые бы соответствовали их требованиям. Компании не хотят создавать свой учебный план — они хотят найти подходящих сотрудников, и это как раз то, чем мы занимаемся. Мы выбираем только тех, кто достаточно мотивирован, чтобы учиться, и это гарантирует высокий уровень знаний у будущих профессионалов.

Андреас: Рынок труда сейчас более глобальный. В Академии мы предоставляем шанс получить достаточную компетенцию и включиться в мировую конкуренцию. В долгосрочной перспективе, мы верим, мир станет идеальным, и все смогут конкурировать честно и на равных условиях, вне зависимости от места проживания, расы или пола — опираясь только на свои знания и опыт.

Вакансии